Каин и Авель

Статьи - Проповеди
17.02.2009 17:27

sermon_vadim_livshits.jpg…Каин принес от плодов земли дар Господу, и Авель также принес от первородных стада своего и от тука их. И призрел Господь на Авеля и на дар его, а на Каина и на дар его не призрел. Каин сильно огорчился, и поникло лице его (Быт 4:3-5).

Вот завязка первой трагедии человечества, завязка первого братоубийства, за которым последовали миллионы и миллионы новых. А описание этой трагедии в Библии, от рождения Каина и до его проклятия и Божьего наказания, занимает всего лишь 16 стихов, треть странички. Неудивительно, что столь скудная информация вызывает массу вопросов и открывает широкое поле для толкования. Попробуем разобраться и понять, обращая внимание на тонкости библейского изложения.

Начинается история человечества с рождения Каина:

Адам познал Еву, жену свою; и она зачала, и родила Каина, и сказала: приобрела я человека от Господа (Быт 4:1).

Если выше мы говорили о первой трагедии, то здесь надо сказать о величайшем событии: родился первый человек! Он не был сделан из глины или из ребра, а родился так, как потом рождались все люди: было зачатие, была беременность, были роды и был первый крик новорожденного. И вот: “…и сказала: приобрела я человека…” Обратим внимане, как точно сказано – “приобрела человека”. Это нам заранее известно, что у женщины рождается человек, которого мы называем ребенком, младенцем, новорожденным (какой он еще человек?), а Ева с удивлением и восхищением увидела, что из ее чрева вышел именно человек -– с ручками-ножками и беззубым ртом. И вот он лежит рядом, вчера его еще не было, а сегодня он уже есть, она его приобрела “от Господа” (понятия “родила” тогда вообще не существовало, родов не было), потому что всё от Господа, она-то это знает и видит каждый день, тем более такое чудо – человек, Каин.

Каин! Для нас Каин – имя, а на языке, на котором говорила Ева, “каин” происходит от “канити”, что означает “приобрести, сделать своим” –- “приобрела от Господа” -– и поэтому родившийся человек только ее собственность, Евы, имя Адама в этих 16-ти стихах упоминается только раз, в самом начале – “Адам познал Еву”.

Каин, имя первого родившегося человека, связано еще со словом “первенец”, и тем смыслом, который вкладывался тогда в это слово: наследник, основатель и хранитель нового рода, главный после отца, лучший среди братьев, ответственный за действие каждого члена семьи и т.д. И ещё Каин переводится как “претендующий”, “ревнивый”, и это надо запомнить, потому что в имени библейских персонажей открывается их характер.

И еще родила брата его, Авеля (Быт. 4:2)

Небольшое отступление. Обратим внимание, что о рождении, например, третьего сына, в Библии уже говорится так: “И познал Адам еще жену свою, и она родила сына, и нарекла ему имя: Сиф…” (Быт 4:25), то есть, как и положено, имя ребенку “нарекли” родители, в данном случае – Ева. В первых же двух случаях дети рождались как бы уже с именами: сначала Ева “родила Каина”, а потом “родила Авеля”. Когда имя дают родители, то часто они связывают его с какими-то внешними проявлениями или событиями – длинный, худой, волосатый, трудный, поздний и т.д. В Библии же, когда имя “приходит само”, это говорит о распозновании (родителями ли? пророком ли? Богом ли?) внутренней и главной сущности человека.

И вот, Ева родила и увидела, что у нее родился Авель (Гевель), а имя это означает бренность, тщетность, суетность, пустота, пар, дыхание, тот, который после себя ничего не оставляет. То есть знание смысла имени брата Каина, в котором раскрывается его характер и сущность, оказывается неожиданным и заставляет насторожиться: почему второй сын родился с таким именем и к чему это приведет?

И был Авель пастырь овец, а Каин был земледелец (Быт. 4:2).

Вот тоже интересный момент – разделение ремесел. Почему Авель стал пастухом? Смысл скотоводства – в употреблении мяса в качестве пищи, а ведь Бог такого рациона питания не благословлял. Создав человека, мужчину и женщину, Бог заповедал: “…вот, Я дал вам всякую траву, сеющую семя, какая есть на всей земле, и всякое дерево, у которого плод древесный, сеющий семя: вам сие будет в пищу ” (Быт.1:29). Правда, это было сказано Богом в Эдеме, где не только человеку, но “и всем птицам небесным, и всякому пресмыкающемуся по земле (Быт. 1:30) была дана для питания лишь растительная пища. Но Каин и Авель жили на земле, на них эта заповедь уже не распространялась? Ответ можно найти в завете с Ноем: только тогда, после потопа, Бог разрешил использовать мясо животных для пищи: “…все, что движется на земле, и все рыбы морские; в ваши руки отданы они. Все движущееся, что живет, будет вам в пищу; как зелень травную даю вам все” (Быт. 9:2-3)

Спустя несколько времени, Каин принес от плодов земли дар Господу (Быт.4:3)

Не забудем, в каком времени мы находимся: первые роды, первый человек, первое материнство и первый дар Господу, который сделал Каин.

И Авель также принес от первородных стада своего и от тука их (Быт.4:4).

Оставим на время рассмотрение сложившейся ситуации, когда два брата последовательно принесли дары Господу, но обратим внимание на сами дары.

О даре Каина известно только то, что он был “от плодов земли”. Каких плодов, сколько их было, чьи они были, какого качества они и т.д. – ничего неизвестно. Если бы и дар Авеля был таким же, то сказано было бы “от животного мира”. Однако написано: 1) от стада своего; 2) от первородных стада; 3) от тука их – то есть отобрано лучшее из лучшего. А это говорит о том, что отношение братьев к дару Господу было разное, и это очень важно.

И тогда, и сегодня важно чтó приносится в дар, но еще важнее, пожалуй, кáк приносится дар. В подарке всегда проявляется отношение между людьми, их взаимные чувства. В нашем случае ситуация особая: ведь сам по себе дар Богу не нужен, Ему нужно знать сердце дарящего, чувство, с которым дар принесен. Авель отнесся к своему дару Господу не формально и безразлично, как Каин, однако и поведение Авеля можно толковать двояко: либо его любовь к Господу была действительно искренней и его дар был движением сердца и души, либо, увидев дар Каина, Авель понял, что в состоянии опередить старшего брата.

И призрел Господь на Авеля и на дар его, а на Каина и на дар его не призрел. (Быт. 4:4-5) Читая этот стих, часто обращается внимание только на дары: дар Авеля Бог принял, а дар Каина отверг. Но Господь сначала обратил Свое внимание на братьев – “на Авеля и на дар его”, “на Каина и на дар его” – то есть обратился к их сердцам, которые для Него были открытой книгой, а потом уже к их дарам. И поэтому не только дар Авеля был принят, но и сам Авель; не только дар Каина был отвергнут, но и сам Каин. Почему?

Еще раз, вернемся чуть назад: “Спустя несколько времени, Каин принес от плодов земли дар Господу” (Быт 4:3). Вот такие обороты “спустя несколько времени” или “в конце времени” или “в конце дней” и др., в Библии обычно толкуются (Раши, Маймонид), как наступление какого-то события, а не просто сообщение о прошедшем отрезке времени. В данном случае речь может идти о наступлении (или завершении) срока сбора урожая, ибо Каин “принес от плодов земли”. Конечно, чтобы вырастить и собрать урожай надо положить немало труда, но ведь и погодные условия играют отнюдь не последнюю роль. А кто “распоряжается” погодой? Бог! И так как в этом году условия были хорошие, то Бога надо возблагодарить и умилостивить дарами, чтобы и следующий год было не хуже. Вот такой смысл даров, который условно назовем «языческим», был позже широко распространен, и обычай этот сохранился у многих народов до наших дней в виде праздника сбора урожая.

Профессия Авеля особая. Особая, – в первую очередь, – потому, что она сопряжена с убиением животных, т.е. с пролитием крови и отъемом жизни у живого существа. А так как это, не будучи заповедано Богом, грех, то оно требует покаяния. Это позже, после завета с Ноем (… все движущееся, что живет, будет вам в пищу; как зелень травную даю вам все; Быт.9:3), убиение животного для пищи станет дозволенным делом и жертвоприношение получит иной смысл, а пока, как пишет Александр Мень в «Истории религии»:

“…в истоке всякого проявления религиозного чувства, [Библия] ставит жертвоприношение. В нем отразилось пусть смутное, но сильное стремление человека загладить свой грех и восстановить единство с Богом”.

И именно в этом состоит принципиальная разница в дарах. Смысл «языческого» приношения состоит в том, чтобы умилостивить богов, задобрить, отвести их гнев, получить согласие на нечто. Смысл приношения в жертву невинного животного – в покаянии, в очищении души и сердца, в доверии Богу, в смиренном принятии воли Господа, и потому этот дар условно назовем «праведным». У язычников – жертва нужна богам и отдается богам, в праведном жертвоприношении жертва нужна человеку для покаяния перед Богом. И вот теперь можно сделать вывод: дар Авеля был даром праведника, дар Каина – даром язычника. Праведность Авеля подтверждается и ап. Павлом: “Верою Авель принес Богу жертву лучшую, нежели Каин; ею получил свидетельство, что он праведен, как засвидетельствовал Бог о дарах его (Евр 11:4), а “язычество” Каина следует из того, что Господь отверг не только дар Каина, но и его самого.

Но вот вопрос: почему жертвоприношение, т.е. убиение животного и связанное с ним покаяние, ставшее в дальнейшем основным даром, приносимое Богу, было даром Авеля, а не Каина? Ведь в Библии не сказано, что дар должен быть обязательно от трудов своих, поэтому Каин мог принести в жертву животное, купленное у Авеля. Почему именно Авель, бренный, суетный человек, который после себя ничего не оставляет, получил откровение от Бога на столь важный способ общения с Ним?

Этому есть такое толкование: потому что Авель хотел этого! Он хотел покаяния, это именно то, что увидел Господь в сердце Авеля и, в соответствии с Божьей заповедью “Просите, и дано будет вам; ищите, и найдете; стучите, и отворят вам” (Мат.6:7), именно Авель получил Божье откровение и благословение на жертвоприношение. Потому что, – объясняют, – Авель осознавал тяжесть грехопадения родителей, свою греховность, и видел путь к Богу лишь через сердечное раскаяние, очищение и молитву о прощении, чего не видел и не понимал Каин. И это показывает, что вне зависимости от имени, от начального предназначения человека, его сердце и праведные мысли обязательно приведут к Господу и изменят судьбу человека, как это случилось с Авелем: после него остался ритуал жертвоприношения, лучший способ общения с Богом.

Каин сильно огорчился, и поникло лице его (Быт 4:5).

Теперь рассмотрим ситуацию с двойным жертвоприношением – сначала Каин, потом – Авель. Каин, в отличие от Бога, не видел сердца Авеля, но видел перед собой соперника и его дар, который действительно превосходил дар Каина. Б.Берман, в своей прекрасной и – во многих отношениях – уникальной книге “Библейские смыслы” пишет:

“Каин -- первенец и основоположник. Он приносит жертву за всю семью -- это его право и обязанность. Но Гевель увидел, что старший брат несет жертву не с тем "служением сердца" и тогда -- "и он тоже" -- принес жертву сам. С точки зрения Каина Гевель -- беззаконник и узурпатор, ведь Гевель сознательно заявляет себя на первородство”.

Следует отметить, что право и обязанность главы семьи приносить жертву за всю семью не отрицает право любого члена семьи на жертвоприношение. В Библии такого запрета нет. Другое дело – человеческая традиция. Кто приносил жертву за весь Израиль? – Первосвяшенник. Кто приносил жертву за род израильский? – глава рода, колена. За семью? – глава семьи и т.д. Ибо жертвоприношение – это еще и особый разговор с Богом, особая близость к Богу, привилегия главы, старейшины, его право, его гордость. Закон не запрещал «частного» жертвоприношения, но Каину было не до спокойного установления истины: в действиях Авеля он видит попытку перехватить его привилегии первенца. А так как Каин, по смыслу имени своего, ревнивый, претендующий, то конечно – “сильно огорчился”. И это сказано, наверно, слабо, перевод Бермана – “загорелось Каину предельно”.

И сказал Господь Каину: почему ты огорчился? и отчего поникло лице твое? (Быт 4:6).

Каин не ответил на вопросы Бога, но ответ очевиден: он огорчился оценкой его дара Богом. Кто же виноват в таком результате? Каин считает, что, конечно же, не он, а Авель – в первую очередь и сам Господь – во вторую, что станет очевидным несколько ниже, когда обвинение будет брошено в лицо – ведь в другом найти вину значительно проще, чем в себе.

В библейской традиции вопросы, которые исходят от Бога, толкуются как приглашение к покаянию, как намек, над чем следует задуматься и на что обратить внимание. Надо еще учесть, что изначально благословение Господа лежало на Каине, на первенце, не мог Бог отдать предпочтение человеку пустому, который после себя ничего не оставляет. Поэтому Господь пытается помочь: не только вопрос задает, не только сообщает, что внутреннее состояние Каина стало очевидным, ибо поникло лицо его, но и указывает источник опасности и ее преодоление:

если делаешь доброе, то не поднимаешь ли лица? а если не делаешь доброго, то у дверей грех лежит; его влечение к тебе, но ты господствуй над ним. (Быт 4:7).

Этот стих считается одним из главных во всей Торе и весьма сложным для понимания – он содержит много вопросов и имеет много толкований. Что за грех, откуда он взялся, у каких дверей он лежит? Почему он “влечется” к Каину, и к Каину ли только? И – главное: как над ним господствовать? Одни средневековые еврейские мудрецы представляли грех в виде зверя, который только и ждет, когда человек оступится, чтобы напасть на него, однако каждый знает, что далеко не все грехи наказываются при жизни. Другие представляли грех в виде домашней скотины, которая разлеглась у входа и поэтому к Богу не могут дойти человеческие молитвы.

Сказано: “но ты господствуй над ним”, т.е. над грехом. Вот ключевое слово – “господствуй”, которое сделало 7-ой стих 4-ой главы “Бытия” столь важным. Не сказано “уничтожь” или “продай” или “прогони” или каким-то другим способом избавься, но “господствуй”! Что же это такое, от чего избавиться невозможно, а можно лишь держать в повиновении? Обратим внимание: держать в повиновении, господствовать – это ведь не одноразовый процесс, как, например, убить, продать, подарить… Держать в повиновении означает постоянно следить, постоянно прилагать усилие, остерегаться неожиданных эксцессов, быть всегда начеку. Что же это такое, откуда ОНО берется? В “Библейских смыслах” Берман говорит, что источник греха существовал всегда, он находится внутри человека, изгнанного из рая, и называется он – “характер”.

Уточним еще раз: характер не есть грех, и – часто – он и не источник греха, но характер играет особую роль во взаимотношениях с грехом. Вот родился первый человек и Ева увидела: претендующий, ревнивый, обидчивый, одним словом – Каин. А потом родился бренный, суетный, пустой – Авель. И мы все родились со своими характерами – добрые и злые, смелые и трусливые, правдивые и лгуны, благородные и низкие (перечислять можно долго), а характеры наши проявляются в наших словах и делах – в праведных ли, в греховных ли.

Жизнь интересно устроена: самая вкусная пища – самая вредная, самые сладкие мечты – самые несбыточные, самое легкое поведение – самое неправильное, даже самые употребительные глаголы в английском – и те неправильные. Но какие бы соблазны не встречались на нашем пути, какая бы вкусная еда (в широком смысле) не предлагалась бы нам, фильтром является наш характер. Только через него мы впускаем в себя (и выпускаем) вредное и полезное, греховное и праведное, глупое и умное, низкое и благородное, ошибочное и верное... И когда вокруг все «спокойно», фильтр наш выглядит мелкоячеистым и многоклеточным. Но когда появляется что-то соблазнительное, перегородки между ячейками начинают рушиться, фильтр превращается в сплошную дыру, через которую может пролезть даже греховный слон. И нет порошков и микстур для заделки этой дыры, каждый раз ее приходится штопать вручную, а делать это неприятно, и часто – просто больно. Только в этом, условном смысле мы можем сказать, что грех не снаружи, а внутри нас, наш характер с незаштопанной дырой.

Однако, не следует думать, что характер есть страдательный объект – нет, тут сложный симбиоз грех-характер. Так, например, деньги сами по себе отнюдь не грех, а средство оплаты услуг и товаров, но проходя через некоторые характеры (причем, независимо от их количества) деньги приводят к страшным преступлениям. С другой стороны, даже гордость, зависть, честолюбие и многое другое, пропущенные в малых дозах через мелкие ячейки характера, не приводят к греховным деяниям, а могут придать дополнительную активность сильной личности. Поэтому еще раз можно повторить, что в условном смысле грех не снаружи, а внутри нас.

Но как знать нам – правильно ли мы поступаем? то ли говорим? так ли думаем? Чтобы не уходить далеко от главной темы, скажем пока только, что ответ – в Библии. А господствовать над грехом, т.е укрощать свой характер, не давать ему свободы в худших проявлениях, следует молитвой и постом, об этом тоже написано в Библии.

Вернемся, однако, к рассматриваемому стиху, где есть еще одно важное слово, настолько важное, что на нем первая монотеистическая религия разделилась на две мировые религии – иудаизм и христианство. Это слово – “доброе”: “если делаешь доброе, то не поднимаешь ли лица? а если не делаешь доброго…”. Но ключ не в этом слове, а в другом, которое в первоисточнике звучит как “сэт”, оно часто переводится как “подъем, вознесение” и относится к духу. Но некоторые классики древности – Абрахам ибн Эзра, например, – на основе противопоставления и мелодики стиха сопрягли это слово со словом “лицо”: поникло лицо – поднимаешь лицо, хотя этого слова в этом месте текста нет. Другие, не менее авторитетные толкователи – Раши, например, – переводят “сэт” как “прощать”: “если будешь делать доброе, то простится тебе” и именно этот перевод принят современными толкователями. Иначе говоря, здесь впервые говорится о том, что спасение приходит от добрых дел, что и исповедует иудаизм, в отличие от христианства, по которому спасение в вере. Точнее, наверно, будет сказать так: в первом случае спасение приходит от добрых дел и веры, а во втором – от веры и добрых дел.

И сказал Каин Авелю, брату своему (Быт 4:8).

Что сказал Каин брату своему? Неизвестно. Библия не дает никаких намеков на смысл их разговоора и поэтому свобода предположений полная. Как пример, приведем лишь классическое толкование, цитату из книги “Новые исследования книги Берешит в свете классических комментариев” профессора Иерусалимского университета Нехамы Лейбович”

Наши мудрецы немало размышляли над этим, стремясь найти внутренние, психологические причины случившегося. Вот что говорится об этом в Мидраше Берешит Раба:

"И сказал Каин Авелю, брату своему...И было, когда они были в поле.." О чем они спорили? Сказали: давай разделим мир. Один взял землю, другой взял имущество. Один сказал: "Земля, на которой ты стоишь - моя она!" Другой сказал: "То, что на тебе надето - мое оно!" Один сказал: "Сними!" Другой сказал: "Взлети!" И потому - "И восстал Каин на брата своего, Авеля, и убил его". Раби Йехошуа из Сахнина от имени раби Леви сказал: оба они получили землю и оба получили имущество. О чем же они спорили? Один сказал: "В моих владениях будет построен Храм!"; и другой сказал: "В моих владениях будет построен Храм!" Ведь написано: "И было, когда они были в поле", а "поле" это - не что иное, как Храм, ибо сказано: "Из-за вас, как поле, будет вспахан Сион и Иерусалим руинами станет" (Миха, 3:12). И вот почему "Восстал Каин на брата своего hавеля и убил его". Раби Йехуда сказал: "О Хаве, Первой Женщине, они спорили”2).

Полет фантазии, похоже, не имеет границ, так ли это было? Не логичней ли предположить, что братья говорили о недавних событиях, о своих дарах Господу? Исходя из праведности Авеля, он мог убеждать Каина в необходимости покаяния и смирения, в доверии и послушании Богу, что никак не разделялось и не принималось старшим братом. Авель видел, что брат несет дар свой, как говорит Берман, не с тем «служением сердца», но слышать это Каину было невмоготу: его, первенца, поучает младший брат?!

И когда они были в поле, восстал Каин на Авеля, брата своего, и убил его (Быт 4:8)

Убил! И вечный вопрос – за что? Не из ревности, не из зависти, не из-за обиды и злости (хотя все это не следует сбрасывать со счетов), а из-за опасения потерять лидерство, потерять свой престиж, что, как считал Каин, вполне вероятно: ведь первородство не было гарантией Божьего благословения. Мы ведь знаем, что в дальнейшем Господь нередко давал его и младшим братьям – Исаак, Иаков, Иосиф, Давид… Не важно чтó на самом деле думал и говорил Авель, не важно, чтó видел Господь в сердце Авеля, но важно чтó думал Каин и кáк он оценивал ситуацию, подняв руку на брата в том роковом поле.

Библия – книга пророческая и пророчества следует усматривать в ней не только тогда, когда прямо говорится о том, чтó будет, но и тогда, когда описывается прошлое. Поэтому то, что случилось между братьями следует рассматривать как пролог будущих братоубийственных войн. А мы, уже имея за спиной историю бесчисленных войн, можем утверждать, что практически все войны велись за власть, за лидерство, за престиж. Они назывались по разному, но если отбросить пропагандистскую шелуху –- за свободу, за родину, за религию, за освобождение братьев и т.д. –- то в остатке останется только власть. Та власть, за которую дрался Каин в первой каин-авелевской войне.

И сказал Господь Каину: где Авель, брат твой? Он сказал: не знаю; разве я сторож брату моему? (Быт 4:9).

Напомним еще раз: вопрос Бога означает призыв к покаянию, но Каин им не воспользовался. Кстати, есть еще одно толкование поступка Каина: он убил Авеля нечаянно. Обосновывается это так: Каин вообще не знал, что убийство возможно, ведь в то время еще никто не погибал и никто не умирал. Он не знал, что можно отделить дух человека от его тела, и после какого-то удара – мол – Каин с ужасом увидел, что Авель лежит бездыханный.

Эта версия, сама по себе, вполне логична и имела бы право на существование, но только до анализируемого стиха. Ибо если Каин действительно убил брата нечаянно, если в его душе был ужас от содеянного, было сожаление и страх наказания, то на вопрос Бога - где Авель, брат твой? – он должен был пасть на колени пред Господом и биться в покаянии и мольбе о прощении. Но он этого не сделал. Может быть, испугавшись наказания, Каин попытался спрятаться за ложь и прикинуться свалившимся с Луны? Но обратим внимание на ответ: он ведь не только сказал “не знаю”, но дерзко добавил – разве я сторож брату моему? – именно так надо читать ответ Каина, с ударением на “я”: разве Я сторож? Ты ведь сторож! Ты Всевидящий и Всемогущий, мы все под Тобой ходим, Ты вложил в нас наши дела и поступки, почему же Ты не знаешь где брат мой и что с ним случилось?

С таким пониманием ответа – дерзким, наглым обвинением Бога косвенно виновным в преступлении, совершенным Каином, – согласны все толкователи. Не было в сердце старшего брата раскаяния и сожаления, он знал на что идет, что делает и с какой целью. Он, возможно, даже предполагал, что будет наказан, но, убрав соперника, расчитывал на сохранение привилегий первенца и, в конце концов – на Божье благословение. Однако в этом Каин ошибся.

И сказал: что ты сделал? голос крови брата твоего вопиет ко Мне от земли; и ныне проклят ты от земли, которая отверзла уста свои принять кровь брата твоего от руки твоей; (Быт 4:11).

Голос крови Авеля вопиет к Богу, как к судье, и Судья выносит свой приговор: ныне проклят ты! Первый раз Господь проклинает человека и – обратим внимание – проклинает первого родившегося уже в грехе человека и проклинает его за преднамеренное убийство. И на этом основании можно сказать, что для всех последующих не раскаявшихся убийц Бог не делает исключения – все они прокляты.

Что означает проклятие? И что означает “проклят ты от земли”? “Слово “орур” в первоисточнике переводится как “проклятие”, но оно еще имеет значение “оторванный, вырванный”. Выражение “проклят от земли” подчеркивает оторванность, отторгнутость Каина от земли, и дальше это описывается более подробно:

когда ты будешь возделывать землю, она не станет более давать силы своей для тебя; ты будешь изгнанником и скитальцем на земле (Быт 4:12).

Приговор вынесен!

Следующие четыре стиха первоначально производят странное впечатление: Каин упрекает Бога за чрезмерное наказание и шантажирует Его возможностью быть убитым первым встречным. Но Бог строжайшим образом запрещает убийство Каина (почему?) и метит его специальным знаком.

И сказал Каин Господу: наказание мое больше, нежели снести можно; (Быт 4:13).

Это упрек или жалоба? Ответ на этот вопрос можно было бы дать достаточно определенно, если бы видеть и слышать, кáк эти слова произносятся. Более того, некоторые толкователи увидели в этой фразе своего рода покаяние. Но картина несколько изменится, если принять перевод Бермана: “преступление мое слишком велико, чтобы нести его”. Не наказание, а преступление! Тут вспоминается Раскольников Достоевского, который не смог вынести совершённого преступления, дал следствию достаточно улик для своего осуждения и ощутил душевный покой только после вынесения приговора. Да, в признании Каина тяжести своего преступления есть, безусловно, робкая попытка раскаяния, но его гордыня не позволяет сделать следующий шаг в том же направлении:

вот, Ты теперь сгоняешь меня с лица земли, и от лица Твоего я скроюсь, и буду изгнанником и скитальцем на земле; и всякий, кто встретится со мною, убьет меня (Быт 4:14).

Толковать сказанное можно так: “Ну хорошо, Ты делаешь меня скитальцем, лишаешь Твоего пригляда и Твоей защиты, а как же Ты решишь Свои проблемы? Авель убит, и меня, первенца, убъет любой встречный, откуда же возмется человечество? Все начинать сначала?”. И вот тогда:

И сказал ему Господь: за то всякому, кто убьет Каина, отмстится всемеро. И сделал Господь Каину знамение, чтобы никто, встретившись с ним, не убил его (Быт 4:15).

Первое предложение этого стиха написано как-то не по-русски. Бог ведь с Каином разговаривает и поэтому надо было бы: И сказал ему Господь: за то всякому, кто тебя убъет, или: И сказал Господь: за то всякому, кто убьет Каина, или, еще лучше, по Берману: “И сказал о нем Господь: потому-то всякому, кто убьет Каина, отмстится всемеро. В этом “потому-то” заключается все, о чем и как говорил Каин. А главное, чтобы окружающие могли распознать братоубийцу по знаку – каиновой печати.

И пошел Каин от лица Господня и поселился в земле Нод, на восток от Едема (Быт 4:16).

В этом стихе обращают на себя внимание два слова: 1) “поселился” – почему? Ведь Каин должен скитаться!? и 2) “восток” – почему? Что означает такая определенность?

В первом случае сказалось, возможно, милосердие Господа и Он учел те следы раскаяния, которые были в словах Каина, когда он говорил о невыносимости преступления. Во втором случае эта определенность – восток – становится понятна из норм наказаний, установленных Богом и изложенных в Торе: на восток от Эдема отправляись люди, совершившие убийство нечаянно. Именно из этого некоторые толкователи делают вывод, что Авель, все-таки, был убит нечаянно. Но представляется правильной другая точка зрения: коль Каин приговорен к скитанию и в назидание всем живущим; коль он обречен на жалкую жизнь, которая страшнее смерти, ибо без Бога в сердце и без земли под ногами, то где ему следует находиться? Наверно, в худшем месте – среди убийц, на востоке.

В заключении зададимся вопросом, который чаще всего возникает у читателя, когда он впервые узнает о трагедии, произошедшей в первой семье: почему Бог допустил убийство праведника Авеля, а сохранил Каина, сделав нас всех потомками прóклятого убийцы?

Ответ на первый вопрос предлагается такой: Господь показал, что праведность стоит дорого. Даже если так случится, что придется выбирать между рискованным, опасным, но праведным поступком, или безопасным, но поступком неправедным, следует выбирать первый вариант, ибо сделка с совестью в противном случае отравит всю последующую жизнь. Другими словами: Господь говорит, что праведность стоит дороже жизни!

Что же касается происхождения человечества от убийцы Каина, то это просто неверное толкование текста. Потомство Каина прервалось Потопом, а человечество пошло от Сифа, сына Адама и Евы (“... потому что, говорила она [Ева], Бог положил мне другое семя, вместо Авеля, которого убил Каин.” Быт. 4-25), в 9-м поколении которого родился Ной (Быт. 5:1-32). Таким образом, прародитель человечества не убийца Каин, а «заместитель» праведника Авеля - Сиф.