Главная События Молитвы Совместная молитва

Совместная молитва

События - Молитвы
23.11.2010 12:39

молитваЕсли я говорю языками человеческими и ангельскими, а любви не имею...
1 Кор. 13:1

После дебюта молодой оперной певицы один из критиков писал, что ее виртуозному исполнению не хватало лишь одного - любви. Пение ее, вероятно, было совершенно с точки зрения техники, но в нем не было теплоты.

Мы тоже можем пройти по жизни, всегда и во всем придерживаясь законов и правил. Мы можем быть честны, праведны, щедры, энергичны и смиренны. Но все эти добродетели не могут компенсировать нехватку любви.

Многие из нас теряются, когда надо выказать свою любовь к кому-нибудь или принять ее проявление со стороны других. Недавно я прочитал об одном известном человеке, «который мог делать все, но только не выражать свои чувства по отношению к тем, кого любил».

В своей книге «Люди в молитве» Джон Уайт писал: «Долгие годы меня охватывал ужас при мысли о том, что меня кто-то полюбит. Мне было не так уж трудно дарить свою любовь (или то, что я почитал любовью), но я совершенно терялся, если кто-нибудь, будь то мужчина, женщина или ребенок, начинали выказывать слишком уж большую привязанность. В нашей семье никто не научил нас, как обращаться с проявлениями любви. Мы не знали, ни как ее показывать, ни как ее принимать. Этим я не хочу сказать, что мы не любили друг друга или же что никогда эту любовь не показывали, но мы были англичанами до мозга костей. Когда в 19 лет я должен был покинуть дом и отправиться на войну, мой отец сделал что-то совершенно беспрецедентное. Он положил ладони мне на плечи и поцеловал меня. Я застыл, как громом пораженный. Я не знал, что сказать. Меня вся эта сцена привела в жуткое замешательство, у отца же она, наверное, вызвала грусть.

Однажды во сне Уайт увидел стоящего перед ним Христа, Который протягивал к нему Свои израненные гвоздями руки. Сначала он растерялся, не зная, как ему принять любовь Иисуса. Потом же он взмолился: «О Господь, я так хочу прижаться губами к Твоим ладоням! Но я не могу».

«В последовавшем за этим безмолвии ко мне вдруг пришла уверенность, что та стена, которую я так долго вокруг себя возводил, будет постепенно разрушена, что я познаю, что это значит: жить окруженным любовью Христа со всех сторон, позволять ей наполнять меня».

Если мы построили вокруг себя высоченные стены, мешающие потоку любви течь и к нам, и от нас, то мы должны позволить Господу эти стены разрушить, освободить от страха, превращающего нас в заледеневших христиан.